Империя, построенная на крови

Империя, построенная на кровиНе знаю, может быть, прав был Жан Батист Робин», когда утверждал, что количество добра в природе равняется количеству зла. Но когда религия основана на кровавых злодеяниях, тогда уже приходится сомневаться в истинности этих слов. А ведь что может быть эталоном добра, как не вера людей? И тем не менее именно кровожадная религия была основой всех основ у представителей разных народов.

Авары, они же обры, татаро-монголы, фашисты… Сколько было и, скорее всего, сколько еще будет тех, кто поклоняется злу… К примеру, во времена античности и царств Древнего Востока человеческие жертвоприношения вообще были нормой. Когда хоронили царей древнего Шумера, плакальщицы рыдали не только в силу своей профессии или жалости к усопшему -все дело было в том, что их вместе с правителем живьем (!) замуровывали в стену. У древних египтян, греков, римлян и скифов жертвоприношения также были одной из составляющих религии. Но были народы, где культ жертвоприношения был доведен до крайности, потому что так было угодно богам. Одними из таких подданных зла были ацтеки, народ, который жил, почитая бога войны Уипилопочтпи.

Верноподданные бога войны

Именно он приказал ацтекам покинуть прародину, которую они называли Астолан («Место цапель» или «Место журавлей»), и отправиться на поиски своей, обетованной земли. Мешики, как называли себя ацтеки, в течение двух столетий блуждали по солнечным пустыням, и все это время Уицилопочтли, которого несли на плечах четыре вождя, приказывал убивать и грабить. Придя в долину Мехико, новопоселенцы стали совершать набеги на своих соседей. Во многом это объяснялось тем, что у недавних странников было катастрофически мало женщин и они стремились поживиться за счет других. От природы сильные и бесстрашные, они очень быстро завоевали уважение у местных вождей, которые нанимали их в свое войско, и в скором времени правитель Кульхуакана, где было большинство вольнонаемных ацтеков, так расщедрился, что отдал их вождю в жены свою дочь-принцессу из тольтекского царского дома. Казалось бы, о таком родстве можно было только мечтать, но воспитанные в атмосфере зла и насилия мешики по приказу их верховного бога, «озвученному» ацтекскими жрецами, принесли в жертву бедную девушку, тем самым обрекая себя опять на скитания.

И снова дороги, миллиарды песчинок под ногами, знойное солнце и повеление Уицилопочтли искатьклочок суши, на котором будет сидеть орел, держащий в клюве змею. Так и произошло: в районе двух расположенных на мелководье островов озера Тескоко на кактусе восседала гордая птица, покорившая ядовитое пресмыкающееся. Именно так, согласно легенде, в 1325 году была основана будущая великая столица ацтекского государства — город Теночтитлан, который опять-таки за два столетия из скопления тростниковых хижин превратился в каменного гордого красавца. Были осушены десятки болот, проложена цепь каналов, построены тысячи гектаров «плавучих садов» — все делалось для того, чтобы умилостивить бога войны, наместником которого на земле был тлатоани.

Именно он стоял во главе каждого ацтекского города-государства, командовал сками, был верховным судьей и возглавлял важнейшие религиозные обряды. Несмотря на видимую демократическую систему выборов верховного правителя, на самом деле вся власть была сосредоточена в одной семье, и царские полномочия передавались от брата к брату, от одного родственного клана к другому. Родственными узами были связаны и четыре помощника тлатоани, из которых впоследствии также мог выбираться земной двойник бога войны.

Вступление тлатоани на трон, как и следовало ожидать, сопровождалось сложными кровавыми обрядами, которые проходили в главном храме Теночтитлана. Призванный стать наместником Уицилопочтли на земле должен был первым из присутствующих пронзить себе руки, ноги и уши острой костяной палочкой, а затем, обливаясь кровью, вырвать из головы ручок волос и, смочив их собственной кровью, бросить в огонь у алтаря. В почти бессознательном состоянии под улюлюканье верноподданных будущий тлатоани должен был вскарабкаться на вершину ступенчатой пирамиды — теоккали, где находилось святилище бога войны, и снова своей кровью, разбрызганной пучком волос по всему помещению, доказать свою любовь и преданность верховному божеству. В завершение кровавого ритуала тлатоани зажигал в четырех курильницах по четырем углам храма священныи огонь, символизирующий силу, могущество, величие и гордость бога войны. Только после этих утомительных процедур правитель Тескоко короновал новоявленного тлатоани, возложив ему на голову митраобразную шапку с восхитительными украшениями из птичьих перьев, золота и драгоценных камней. Измученный как физически, так и морально, окровавленный, но сильный духом и полный решительности и жестокости — таким представал перед своими братьями и сестрами тот, кто должен был верой и злом вершить судьбу .ацтекского народа.

Ни дня без жертвы!

Но кровь тлатоани была лишь маленькой толикой в шумном «празднике» жертвоприношений. К примеру, каждый восход солнца ацтекские жрецы встречали пением псалмов и человеческими жертвоприношениями. Во время засухи жрецы также убивали мальчиков и девочек, чтобы бог дождя смилостивился над народом. Для этой нечеловеческой цели у нищих родителей буквально за копейки покупали (!) младенцев, которых наряжали в праздничные одежды и в колыбелях, украшенных цветами, вносили в храм, чтобы там обагренными кровью других жертв ножами приговорить к смерти.

Чтобы умилостивить богиню плодородия, как только на полях появлялись первые ростки кукурузы, священного ацтекского головы, а телааранили в горных пещерах как реликвии. Когда же приходило время сбора урожая, ацтекские жрецы опять-таки покупали у нищих родителей четверых детей в возрасте пяти-шести лет и, запирая их в подвал, обрекали на мучительную голодную смерть. «Красивым» кровавым спектаклем можно назвать еще один бесчеловечный ритуал, посвященный богине плодородия. Самую красивую девушку раскрашивали желтыми и красными красками, символизирующими кукурузу, и после исполнения ритуальных танцев на алтаре ей «помогали» свести счеты с такой еще юной жизнью.

Но больше всего жертв требовал сам верховный бог Уицилопочтли. К примеру, верхом дикости для современного человека был ритуал, избавляющий ацтекских воинов от военнопленных. Посередине храма разжигался огромный костер, а потом раздетых донага и связанных военнопленных живьем бросали в жаждущее жертв пламя. Однако не дожидаясь, пока они умрут, с помощью специальных огромных крючьев самые смелые воины вытаскивали их из огня и горящими (!) клали себе на спину, выполняя чудовищный ритуальный танец. После такого «хоровода» смерти военнопленных расчленяли и некоторые наиболее необходимые для храбрости органы давали съесть ацтекским воинам.

Была у бога войны и предназначенная лично ему жертва, которую он требовал у ацтекских жрецов каждые четыре месяца. Какхлеба, детей умерщвляли по-другому: им отрезали головы, а телааранили в горных пещерах как реликвии. Когда же приходило время сбора урожая, ацтекские жрецы опять-таки покупали у нищих родителей четверых детей в возрасте пяти-шести лет и, запирая их в подвал, обрекали на мучительную голодную смерть. «Красивым» кровавым спектаклем можно назвать еще один бесчеловечный ритуал, посвященный богине плодородия. Самую красивую девушку раскрашивали желтыми и красными красками, символизирующими кукурузу, и после исполнения ритуальных танцев на алтаре ей «помогали» свести счеты с такой еще юной жизнью.

Но больше всего жертв требовал сам верховный бог Уицилопочтли. К примеру, верхом дикости для современного человека был ритуал, избавляющий ацтекских воинов от военнопленных. Посередине храма разжигался огромный костер, а потом раздетых донага и связанных военнопленных живьем бросали в жаждущее жертв пламя. Однако не дожидаясь, пока они умрут, с помощью специальных огромных крючьев самые смелые воины вытаскивали их из огня и горящими (!) клали себе на спину, выполняя чудовищный ритуальный танец. После такого «хоровода» смерти военнопленных расчленяли и некоторые наиболее необходимые для храбрости органы давали съесть ацтекским воинам.

Была у бога войны и предназначенная лично ему жертва, которую он требовал у ацтекских жрецов каждые четыре месяца. Как правило, такой чести удостаивался молодой сильный юноша, еще ни разу не участвовавший в боях, хотя иногда Уицилопочтли не брезговал и обычными преступниками. Кровавый ритуал совершался на вершине пирамиды. Четыре жреца, все в черных одеждах и с такой же темной раскраской на лицах, хватали несчастного за руки и за ноги и бросали на жертвенный камень. Пятый жрец, облаченный во все пурпурное, острым обсидиановым ножом распарывал жертве грудную клетку и рукой вырывал сердце,’ которое бросал в каменную чашу у подножия статуи божества. Затем бездыханный труп бросали на своего рода каменную эстакаду, по которой он скатывался вниз к подножию пирамиды. После кровавого спектакля сердце поедали сами жрецы, а молодое тело делили между собой представители знаменитых аристократических родов, приближенных к тлатоани. Во время торжественного освящения храма бога войны в Теночтитлане, состоявшегося в 1486 году, таким образом убили 20 тысяч пленников.

Вообще, как бы бесчеловечно это ни звучало, в религии ацтеков существовал даже особый покровитель человеческих жертв — божок Хипе, в честь которого жрецы сдирали кожу с живых юношей, а затем натягивали на себя и ходили так в течение двадцати дней. Сам тлатоани также надевал на себя кожу, срезанную со стоп и ладоней жертвы. Естественно, что в государстве, где культ жертвоприношений был доведен до крайности, все законодательные органы власти действовали безупречно, заставляя так же работать и своих подданных! Ведь даже за малейшую провинность ацтека ожидала мучительная смерть, не говоря уже о более серьезных преступлениях: взяточничестве в бюрократических кругах, воровстве, изменении границ земельных участков, пьянстве и предательстве. Каждый город или крупное селение имело своего главного судью, назначаемого лично верховным правителем — тлатоани. Под началом судьи находился суд из трех человек, которые избирались на всенародном вече. На уровне сельской общины ответственность за соблюдение по рядка нес местный мелкий чиновник с полицейскими функциями. И все они имели право приносить в жертву людей, хотя исключительное право все-таки принадлежало верховному правителю.

Последний из клана жестоких убийц

Особой жестокостью за время своего правления прославился последний ацтекский тлатоани Мотекухсома Шокойоцин, более известный под искаженным европейскими хронистами именем Монтесума. Чтобы, к примеру, отпраздновать свою коронацию, он принес в жертву 12 тысяч военнопленных, захваченных им в многочисленных завоевательных походах, направленных на расширение границ империи. Да и в самом государстве помимо территориальных изменений были отмечены и другие новшества, касающиеся прежде всего судебного дела и законодательной власти. Теперь не только возросло количество наказаний и жертвоприношений, но и, если можно так сказать, изменился их «качественный состав», ведь с каждым днем ритуал убийства становился все более технически оснащенным, где в ход шли все виды колющего и режущего оружия. К тому же увеличилась специфическая шпионская сеть, в обязанности которой входило подслушивание бытующего в народе настроения. Монтесума и сам имел привычку тайно обходить улицы столицы для ознакомления с обстановкой и настроениями горожан. Естественно, что такие, прямо скажем, недостойные методы привели к многократному увеличению количества налогов и дани, особенно с покоренных провинций, что в свою очередь обусловило постоянные восстания и мятежи. Нетрудно догадаться, каким образом жестокий и коварный Монтесума решал данную проблему.

Однако в перерывах между кровавыми спектаклями он любил отдохнуть под прекрасную музыку и песни, которые восхваляли подвиги ацтекских воинов и вождей, а также расслабиться, забавляясь с шутами. Помимо этого Монтесума владел огромным птичником, за питомцами которого ухаживали более 600 человек, а также своеобразным зоосадом, среди диковинок которого были… калеки, карлики и горбуны. К своим бессловесным и уродливым подданным он также мог проявить крайнюю жестокость, и ничто не могло остановить Монтесуму от пролития невинной крови.

Прожигая так жизнь, последний ацтекский тлатоани, который пресытился захватническими войнами и бессмысленными жертвоприношениями, предчувствовал скорую кончину своей жестокой империи, и он не ошибся. К тому же, скорее всего, о крахе государства, построенного на крови, говорили и другие таинственные знамения и явления природы. К примеру, в 1510 году без каких-либо видимых причин вдруг забурлило и вышло из берегов мелководное озеро Тескоко, затопив многие города и селения, включая Теночтитлан. А уже на следующий год, опять-таки по невыясненным причинам, вспыхнула сама собой, словно спичка, одна из башен главного храма ацтеков, и в течение нескольких дней огонь никому не удавалось погасить, пока он сам не сдался. А в 1512 году в дневном небе были замечены сразу три большие кометы, появление которых ацтекские жрецы истолковали как крайне неблагоприятное предзнаменование. Последней каплей, которая переполнила чашу предчувствий Монтесумы и его на рода, стал появившийся на вечернем небосводе весной 1519 года странный белесый свет, который рос вширь и ввысь, пока не уперся в небо, приняв пирамидальную форму. Одновременно в воздухе зазвучали какие-то жалобные звуки и таинственный женский голос оповестил жителей ацтекской столицы о грозящих ей бедах, которые по явились спустя некоторое время в образе странных людей с белой кожей и бородами, прибывших в больших, похожих на дома деревянных лодках. Это были испанские конквистадоры, прекратившие раз и навсегда кровожадные бессмысленные жертвоприношения и возродившие смерть и зло как средства служения желтому дьяволу…

Понравился наш сайт? – Подпишись на RSS!


комментария 2

  1. charlie пишет:

    Гитлер СУКА «ангел»…

  2. spajbob пишет:

    Какок время такой и нрав людей. В 20 веке не меньше а и ще больше жертв приносилось и приносится по сей день!!!!

Оставьте свой отзыв!

 

Использование материалов сайта разрешено только с указанием ссылки на www.danvich.com

DANVICH.COM - Страх, Смерть, Ужасы. © 2008